/Бренды/
Sevres /Севр/
art-picture.ru
арт площадка / живопись / серебро / предметы искусства

Sevres /Севр/

Sevres /Севр/

Фарфоровая фабрика

Основание фабрики -1738 г.

Слово «Севр» - такой же символ французского фарфора, как «Майсен» - классического немецкого. Фабрика в Севре сыграла большую роль в истории всего европейского фарфора, и случались периоды, когда ни одна из фабрик не была свободна от ее влияния.

В 1738 г. в заброшенном королевском замке в Венсене около Парижа группа бывших работников из Шантийи предприняла попытки производства за собственный счет. Долгое время их эксперименты не давали желаемых результатов, и только в 1745 г. Франсуа Граван сумел создать нужный состав массы. Это был мягкий фриттованный фарфор с эффектным молочно-белым цветом. Тогда - по наущению мадам Помпадур - фабрикой заинтересовался король Людовик XV. Было создано акционерное общество с большой долей королевского капитала. Оно имело исключительную привилегию выпуска фарфора наподобие мейсенского. В 1753 г. фабрика получила официальное название королевской (Manufacture Poyale de Porcelaine) и право использовать клеймо, состоящее из двух скрещенных букв «L» - инициалов короля. Помимо клейма на изделиях с 1753 г. также ставились даты выпуска, но не цифры, а очередные буквы алфавита. В 1753 г. окончился подготовительный период, и фабрика начала продуктивно работать. В то время изделия Севра отличались превосходным художественным уровнем и формой изделий, как и в декорировании, - в стиле тогда модного рококо. Вазы, мелкие вазочки, оправы для часов проектировались с большим вкусом и не перегружались чересчур обильными украшениями. Такое высокое качество изделий объяснялось сотрудничеством с превосходными специалистами. Химик Жан Элло изобрел целый ряд красителей, накладываемых на изделия в виде фона. Из разных цветов наибольшую известность получили сине-сапфировый, называемый «королевской лазурью» (bleu du гоу), и нежный бледно-розовый - «розовый Помпадур». Декорированием изделий заведовали: позолотчик Дюплесси и художники-эмальеры Матье и Башелье. Фабрика Венсена вырабатывала также фарфоровые цветы, поса

женные на ветки из позолоченной бронзы. Известен букет, который Август III получил от своей дочери Марии, жены наследника французского престола (дофина). Он состоял из четырехсот восьмидесяти цветов и помещался в большой вазе. Совершенно новым было то, что фабрика порвала с традиционными разрисовыванием и глазурованием фарфоровых фигурок, применяемыми тогда во всей Европе. Венсенская фабрика начала выпускать фигурки из неглазуро- ванного бисквита, что делало их похожими на мраморные статуэтки.

В 1756 г. фабрику перенесли из Венсена в более просторные помещения в Севре. В 1759 г. король выкупил все акции и стал единоличным владельцем. Король выдавал фабрике дотацию в размере восьми тысяч франков ежемесячно. Севр стал главным поставщиком фарфора для версальского двора, а также для многочисленных королевских фаворитов. В декорирование были введены новые оттенки красок: бирюзовый (небесная синяя), светло-желтый и зеленый (яблочная зелень). Вследствие опалы маркизы де Помпадур и замены ее новой фавориткой мадам Ди Барри стали редко использовать излюбленный ранее цвет «розовый Помпадур». Гостей королевского двора щедро одаривали богатыми сервизами, вазами и фигурками. После того как фабрика в Мейсене была уничтожена армией Фридриха II, Севрская мануфактура заняла первое место в Европе.

С 1768 г. в Севре начали вырабатывать твердый фарфор в связи с открытием залежей каолина на территории Франции. Однако продолжался и выпуск фриттованного фарфора, который был очень эффектным, хотя и обладал большей хрупкостью. Около 1780 г. эмальер Котто ввел новую технику декорирования, основанную на подкладывании в некоторые места выгравированных узоров золотых бляшек, которые потом покрывались цветными эмалями. Изделия Котто стоили очень дорого, и этот вид декорирования применялся лишь для производства самых репрезентативных предметов. В росписи ввели орнамент, известный как «глаза куропатки» (yeux de perdrix), который ранее употреблялся для окаймления медальонов. Он состоял из попеременных светлых и темных цветов или мелких узоров. Высокий художественный уровень имели изделия, украшенные жанровыми сценками. Мотивами миниатюр чаще всего были любовные пасторальные сцены, очень характерные для эпохи Людовиков XV и XVI. Также любили изображать эротику в фигурных композициях, где с неподражаемым вкусом и гармоничностью показывали женщин. Мотивы для рельефов часто брали из античных образцов, но их также проектировали и выдающиеся современные художники, например Франсуа Буше.

Кульминационный период деятельности Севрской мануфактуры продолжался до первых лет после французской революции. Вначале наступил кризис в течение нескольких лет, но он миновал в период императорства, когда фабрике вернули правительственную дотацию. Для пышного двора Наполеона требовалась соответствующая оправа, в том числе и в виде шикарных фарфоровых изделий. Большие декоративные вазы и другие нарядные предметы часто украшались золоченой бронзой. Декор иногда делали чересчур богатым - фарфор был перегружен золотом и терял свои природные черты. Новым в тот период было введение египетских мотивов после походов Наполеона в Египет. Самым большим произведением в этом стиле стал изготовленный в 1808 г. сервиз, изображающий события египетской кампании. В 1805-1815 гг., когда фабрикой управлял директор Броньяр, изделия были посвящены восхвалению императора Наполеона I. Они были такими же помпезными, как и вся атмосфера императорского двора, но отличались монументальностью и прекрасно отражали свою эпоху.

Падение Наполеона в 1815 г. не сильно повлияло на положение фабрики. После отступления войск союзников, которые на некоторое время оккупировали фабрику, производство возобновилось. В декорировании исчезли лишь фигура императора и его монограммы, которые до тех пор были главным украшением изделий. Но технический уровень оставался высоким, а декор, хотя и не всегда оригинальным, но безупречным. На изделиях Севра хорошо видны изменения в стиле: понижение значения художественности во времена Людовика Филиппа, когда в моду вошел мещанский бидермейер, преувеличенная декоративность не всегда в хорошем вкусе в период Второй империи, отделение в эпоху Третьей республики. Но несмотря на неодинаковое значение достижений, которые зависели от модных вкусов эпохи, художественный уровень фабрики в Севре высоко ценится до сих пор.

Невозможно полностью охарактеризовать всю деятельность Севра в коротком очерке. Лишь перечисление марок художников, работавших на этой фабрике, занимает почти 500 позиций. В заключение хотелось бы напомнить, что часто встречаются изделия Севра, которые не отличаются должным качеством. Дело в том, что из-за финансовых трудностей директор Александр Броньяр продал в 1801 г. запасы белых, не расписанных изделий. Эту посуду приобрели купцы, которые частным образом поручили ее расписать, и в последующие годы, когда фабрика пережила финансовые затруднения и ее престиж вновь вырос, они стали продавать посуду с большой прибылью. Эти изделия были маркированы фабричным клеймом, но коллекционеры не считают их полноценными.

Такая же ситуация возникла спустя полвека. В Севре около 1850 г. продавали по гораздо более низкой цене бракованную продукцию. Это были еще нерасписанные изделия, но на некоторых уже стояло фабричное клеймо. Эти полуфабрикаты купили ремесленники-надомники и расписывали их, умело размещая украшения таким образом, что краска покрывала дефекты фарфора. Такие предметы потом выдавали за полноценные товары Севрской фабрики. Уровень таких изделий, конечно, был разным и зависел от таланта декоратора. Этим объясняется большой разброс их художественного значения - от откровенного кича до совсем неплохого класса декора. Иногда такую роспись тайно делали и известные художники, которые, находясь в трудном положении в начале своей творческой деятельности, добывали такой «халтурой» средства для жизни. Это делалось анонимно, и сейчас невозможно установить авторство некоторых ценных изделий. Эти «дополнения» нельзя считать подлинными произведениями фабрики, но их нельзя и полностью дисквалифицировать из-за художественных достоинств некоторых экземпляров. После такого неприятного опыта фабрики фарфора старались не выпускать на рынок нерасписанные или выбракованные изделия.

Ни одна фабрика не отражала в такой степени исторические изменения в своей маркировке, как севрская. Вначале продукцию клеймили монограммой короля Людовика XV (две скрещенные буквы «L») с добавленными знаками. Посредине монограммы ставились рисованные буквы, обозначающие год выпуска, или клейма художников и модельеров. В первый период монограмма «LL» всегда была синей.

 С 1804 г. клейма стали печатать, их формы менялись в зависимости от политических колебаний вплоть до наших дней.

 * В память о комете 1769 г. некоторые модельеры использовали рисунки кометы вместо буквы R. ** g 1794-1800 гг. не использовались дополнительные знаки, касающиеся хронологии.

*** Даты с 1818 до 1834 г. написаны с опущением цифр тысячных и сотых, например вместо 1819 только 19.

Фамилии художников, декораторов и позолотчиков, знаки которых ставились вместе с фабричными клеймами Севра, они чаще всего рисовались в тон общего декора или в тон фабричного клейма.